Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Однако

как я люблю)))

http://atmeclub.com.ua/articles/nastoyaschie-zhenschiny

Александр Каштанов:

«Каренину» не читаю – там про баб  № 2 (33) от 16 марта 2009

Непьющий колумнист «БЖ» не смог объяснить редакции, как оказался ночью в пабе. О том, как умудрился познакомиться с плачущим мужчиной, – тоже. Редакция закрывает глаза на похождения своего автора, который принес очередную рукопись, посвятив ее собутыльнику. Новый поворот в теме Каштанова – Настоящие Женщины.

Александр Каштанов, владелец ГК «Граффо»

Однажды в пабе я увидел за барной стойкой богатого, успешного мужчину, который бухал и плакал. Мы познакомились: «Саша». – «Валера». Выяснилось, что после шестнадцати лет домашнего террора с его стороны от него ушла жена и забрала двоих детей. Мужик бухает и плачет, потому что любит. Но почему гнобил жену – объяснить не может.

Это вообще-то проблема человечества. Многие мужчины так себя ведут, играя лишь одну роль – воина. Измениться можно только через кризис. Как в случае с моим знакомым из паба, кризис может спровоцировать жена своим уходом. Она уходит, но дает воину шанс. Шанс не для того, чтобы он время потянул, а чтобы изменился. Как правило, мужчина мучается, но упорствует в своем – так проявляется его воинственная природа.

Мужчины – с Марса, женщины – с Венеры. Дело не просто в половом различии, а в том, что существуют две отдельные цивилизации – мужская и женская. Венера – любящая субстанция. Женщины договариваются и созидают. Воин с Марса приходит, чтобы завоевывать и разрушать. А договариваться не пробовали?

Домашнее гнобление – один из инструментов завоевания. Поэтому некоторые мужчины хотят, чтобы жена не работала, не покупают ей машину, не одевают, не содержат. Чтобы сидела дома, потому что тогда ею легче управлять. Ресурсы – это оружие. Перекрыл ей газок – оставил без денег, «без тепла», и она никуда не денется уже. В позиции сотрудничества отношения «взрослый-взрослый», а в войне – «родитель-ребенок». Один властелин, другой раб, и это самая сильная и грязная манипуляция, которой пользуются мужчины.

Завоеванных женщин полно. Это женщины-рабыни, которые сидят дома, смотрят в окно и ждут мужика, боясь его избиений. Многие ведь женщины говорят: «Я мужа боюсь». Подчиненная женщина обычно во всем мужа слушается и боготворит его. Тут тоже надо разбираться – действительно восхищается или просто ссыт. Это про тех, кто не смог сохранить себя. Но это уже не женщины – это бабы. От таких уходят, заводят любовниц – победив одну, мужчина начинает искать следующую жертву. Как Россия себя ведет сейчас: Грузию победили, с Украиной начали, Украину победим – на Казахстан нападем. Так мальчишки-забияки себя ведут во дворе, провоцируя драки.

Наличие женского тела еще не делает Женщиной. Женщина – это определенная манера поведения, культура, принципы, ум, энергетика, любовь. Клеопатра была Женщиной, Анна Каренина – нет. Я не читал, но мне рассказали сюжет. Каренина дала себя победить, а Женщина под поезд не бросится из-за любви. Женщина никогда не проигрывает мужчине – Настоящая Женщина не борется, а просто заходит и мужчиной правит, властвует. Она – хозяйка. И победить ее – невозможно. Можно победить тело, избивая, но не удастся сломить дух. Таких Женщин можно сравнить с богами. Только воины этого не понимают. Если и попадается Женщина – это огромное счастье, а они сначала ее ломают, а если не получается, плачут от бессилия и чувствуют себя разбитыми.

Не можешь победить, начни служить. Если рядом с тобой Настоящая Женщина, нужно сложить перед ней оружие, но для воина это низко. Нас так воспитывали, потому что стране нужны были солдаты – «мясо». Уважение и способность служения женщине закладывались когда-то в кадетских корпусах, где мальчики молотили друг друга, а девочки воспитывались отдельно искусством и духовностью. Потом пришла советская власть, мальчики стали бить девочек, девочки ревели, подчинялись, давали списывать. Были и те, кто носили любимым девочкам портфели, но делали это со страхом, что, если кто узнает, завтра же изобьют за углом. Так мы забыли, что же это значит – служить.

Мы путаем служение с подчинением. Но это совершенно разные вещи. Подчинение возникает, когда есть кто-то над тобой, ты исполняешь его указания, что унижает тебя. Служение идет от души и приносит радость. Мужчина эволюционирует в этот момент, он не воюет, а растет духовно. Служить Мэрилин Монро – не стыдно, а почетно. Это еще нужно уметь, этого нужно сначала стать достойным.

Служение Настоящей Женщине – как состояние длительного оргазма. Когда у меня были Настоящие Женщины, служить я еще не умел. Сейчас умею, но женщин таких не попадается. Их очень мало. В нашем городе есть потрясающая пара, очень известная, где Мужчина служит своей Женщине – это видно. Она умна, красива, знает себе цену, очень многое делает сама, но позволяет своему Мужчине делать для нее приятные вещи. Как королева Англии, которой преподносят множество дорогих подарков, но она принимает не все.

Служить женщине с удовольствием можно лишь в том случае, если она представляет для тебя ценность. Есть очень простые тестовые вещи, которые могут определить, ценна ли для тебя твоя спутница. С женщиной, которая важна для тебя, ты стремишься проводить часть своего времени. Не просто отсиживать, а отдаваться ей в эти часы полностью, быть только с ней, думать только о ней. Служить – значит исполнять с радостью все ее желания и испытывать гордость от того, что именно тебе их поручили, что именно тебя выбрали из сотни поклонников. Служить – значит не только с удовольствием дарить подарки, но и с удовольствием покупать их. Женщина ценна, если ты не скрываешь ее присутствие в твоей жизни и в твоем окружении знают о ней, знают, что она важна для тебя, знают о твоем восхищении ею. В этом случае для воина служить – не западло.

Бой в Земо-Никози. Засада. 11.08.08

Оригинал взят у starshinazapasa в Бой в Земо-Никози. Засада. 11.08.08
Цхинвал 157

Пока колонна строится, над головами завязывается воздушный бой. Авиация отрабатывает по предгорьям в Грузии. На земле, километрах в пятнадцати, вырастают пыльные грибочки бомбовых ударов. По штурмовику тут же отвечают ракетами — две, три, четыре штуки. Что-то серьезное, дымные следы чертят через полнеба. Наверное, те самые украинские «Буки». Как-то неприятно близко их позиции, оказывается. Не попадают. Но ракеты с этого момента взлетают постоянно. Их рев смешивается с тяжелым, земляным гулом разрывов.
— Есть! Сбили! — на соседней мотолыге вскакивают, смотрят в небо, задрав головы. Тоже смотрю. Против солнца ни черта не видно.
— Что там?
— Сбили! Рядом с хвостом разорвалась! Катапультировался. Вон парашют!
Парашюта не вижу, зато вижу расползающееся облачко попадания. Затем в той стороне, откуда взлетали ракеты, поднимается столб белесого дыма. Упал… Ожидаю, что сейчас пойдем за летчиком, тут ехать-то всего-ничего, но это только в американском кино так — спасательные операции и «Черные ястребы». В российской действительности — упал и упал.
В голове одна мысль - где Ульман? Где, млядь, капитан Эдуард Ульман? Которого вы, стратеги хреновы, пять лет натаскивали на то, чтобы он занимался одним единственным делом - со своей диверсионной группой уничтожал в тылу врага пусковые установки противника. Ведь спецназ ГРУ создавался именно под эту задачу. И затачивался именно на неё. И действовать по инструкции он может только на территории врага. И оставлять свидетелей своих диверсий не должен. Вы пять лет затачивали человека именно на это, вбухали в его обучение черт знает сколько государственных денег, вырастили высокопрофесиионального диверсанта, а потом, в нарушение всех приказов, уставов и нормативов, тупо послали его проверять документы на дороге в своей же стране, как обычного мента. Закончилось это именно тем, чем и должно было закончится. Расстрел "уазика" с мирными жителями, приказ на уничтожение оставшихся в живых свидетелей, который он выполнил - вы же именно этому пять лет его и учили - а потом уголовное дело ради отмазки своих начальственных задниц.
Теперь Ульман, который должен был за несколько дней до ввода войск уйти в грузинские горы и не вылезать оттуда, уничтожая эти самые "Буки" - в бегах, на войну вместо профессионалов погнали толпу мальчиков с автоматами, а авиацию валят с открытых позиций, как на учениях.
Кто при таком раскладе агент Госдепа - еще вопрос.

Collapse )



— Резервистом когда ты стал? Когда тебе дали эти жетоны?
— Знаю, жетоны, да…
— Кто тебе их дал?
— Саакашвили…
— Что, сам Саакашвили приехал?
— Я по-русски плохо.
— Сейчас я отдам тебя чеченам, ты не то что по-русски, по-чеченски заговоришь, братан. Оно тебе надо? Ну что, может, начнем говорить по-русски?
— Я не резервист.
— Как тебя зовут?
— Заза.
— А его?
— Тамаз.
— Заза, ну спроси Тамаза. Он же резервист?
— Он не умеет говорить русский.
— Ну, пусть говорит по-грузински, а ты переводи.
— Если резервист не идешь, Саакашвили четыре год дает. Турьма.
— А что вы должны делать? Приказ какой?
— Приказ кто дал? Он. Саакашвили.
— Сам? Или грузинский офицер, наверное, приехал?
— Да, да.
— Где он, этот грузинский офицер, Заза? Когда он приезжал?
— Прошлый год.
— С прошлого года резервисты?
— Да.
— И оружие вам выдали?
— Да.
— Ну и где ваше оружие, ребят?
— Там оставили. Не дома, там. Где был. Офицер.
— А офицер где живет?
— В городе.
— А как называется город?
— Ну, это… Гори, или как там, Терани (неразборчиво)… Там осталось. Он был, я не был резервист.
— А танки где, Заза?
— Он говорит, не было танков.
— Не было танков? А что же нас сегодня, горохом из трубочки обстреливали? У вас приказ какой был?
— Ну, как стройбат, такой войска примерно.
— А что строили?
— Ну, так, работали, лопата.
— Траншеи рыли?
— Окоп, да.
— А где рыли?
— Не знаю. Он резервист. Один неделя был. И назад. Он говорит, нету в американской форме. Никто в село не приезжает.



— Нет, ребят… Не хотите вы говорить. Слушай, Заза — мы же завтра вперед пойдем, да?
— Да.
— А ты думаешь, ты здесь останешься? Бока в «КамАЗе» отлеживать?
— Да.
— Нет, дорогой. Ты первым пойдешь. Наши солдатики завтра пойдут на штурм, а ты перед ними пойдешь. На первом танке. Будете нашими проводниками. Мы тебя привяжем к носу БМП, тебя и Тамаза, и вас свои же первыми и сожгут. Видел, как сегодня танк горел?
— Да, да.
— Вот завтра в таком же танке ты гореть будешь. Вот до рассвета несколько часов осталось, вот вам несколько часов и жить. Хочешь этого?
— Да!
— Правда, хочешь?
— Да! Хочу!
— Ну, завтра пойдем.
Понятно, что никто их никуда привязывать не будет. Представляю, какая была бы картина по всему миру: русские прикрываются щитом из заложников — мирных жителей. Комедия начинается по новой: «Ну, так где танки, Заза?» — «Лопата Саакашвили дал». Все ржут вполголоса. Впрочем, мне надоедает:
— Оружие в селе есть?
— Да.
— Какое?
— Пулеметы, гранатометы, автоматы.
— Сколько?
— У резервистов.
— Завтра опять стрелять будут?
— Да.
— Где огневые точки? Окопы где?
— Нет окопов. Там деревья. На деревьях эта… стояли. Поселок.
— Откуда стреляли?
— Поселок.
— Резервистов сколько?
— Триста.
— И у всех оружие?
— Да.
— Мне кажется, ты врешь…
— Поселок. На деревья. Там.
Ладно, никакого толку здесь не будет. Решаю все же попробовать поспать. Слышу, как пленных связывают обратно:
— Не туго?
— Нет.
— Точно нормально? А то смотри, без рук останешься.
— Нормально. Хорошо.
Тамаз осмелел настолько, что решается попросить водки — похмелье у него, видимо, дикое. На что ему отвечают, что он совсем уже обнаглел. Живой, иголки под ногти никто не загоняет, сигарет дали, свитер дали, так сиди и не рыпайся. Все-таки ваши по нам сегодня весь день долбили. И завтра еще будут.

Цхинвал 226

У кого-то в заначке находим бутылку водки. Распиваем её на троих. Водка не берет совершенно.
Опускается ночь. Завтра, говорят, новый штурм. Новая война. Новые сгоревшие люди.
Триста резервистов с гранатометами… Однако…


Продолжение следует.
Первая часть "Мой первый день. Владикавказ-Цхтинвал" здесь
Вторая часть "Цхинвал. День второй" здесь

В рамках проекта "Журналистика без посредников".
Как обычно, кто считает нужным, сколько считает нужным:



Либо перевести с любого терминала на Яндес.кошелек номер:
410011372145462

Для пользователей WebMoney кошелек номер:
R361089635093

Кому удобней QIWI - кошелёк номер:
9165031373

В PayPal вот такая вот кнопка






Спасибо





(no subject)

Уехала я значит из Минска, где скоро день независимости и над городом уже который день учатся летать военные вертолетики. Ну ага. Уехала. Прилетаю в Новосибирск, едем по дороге к дому в 6 утра местного, а на встречу некая военная техника (здесь-то с кем воевать??). Мы с девочками название сей техники не определили и прозвали БТРами. Удивительно в общем..

Едем дальше, а там на заборе висит такая длиииииииииинная ратяжка: «Да здравствует то благодаря чему мы несмотря ни на что». Что они этим хотели сказать?))))

Город сюрпризов, похоже, этот Новосибирск))

Один в поле ВОИН

Вот это самурайская история..

Оригинал взят у stomaster в Один в поле ВОИН
Лейтенант Онода воевал во Вторую мировую войну на Филиппинах. В 1944 году при захвате территории союзниками двадцатидвухлетнему Оноде был дан приказ возглавить небольшой отряд, скрыться в джунглях и вести партизанскую деятельность.

Для всех война закончилась в 1945 году, а Онода, верный приказу, продолжал воевать год за годом. Остановить его было некому. Лейтенант вышел из джунглей и сдался филиппинским властям 10 марта 1974 года, через 29 лет после окончания войны, в полном обмундировании, имея на руках исправную японскую винтовку, 500 патронов к ней, несколько ручных гранат и самурайский меч. Капитулировал он только после того, как из Японии прибыл его командир и приказал сдаться.

Результатом партизанской войны за это время стали 130 убитых и раненых людей. Все эти годы на Оноду устраивали охоту полиция, армия и спецназ, но поймать его не могли.

Хиро Онода
Война одного солдата (5 фотографий), photo:1
Утром 10 марта 1974 года к управлению полиции филиппинского острова Лубанг вышел подтянутый пожилой человек в полуистлевшей форме японской императорской армии. Церемонно поклонившись удивленным полицейским, он бережно положил на землю старую винтовку. "Я — подпоручик Хиро Онода. Подчиняюсь приказу моего начальника, который велел мне сдаться". Целых 30 лет этот японец, не зная о капитуляции своей страны, продолжал воевать в джунглях Филиппин.

— Я разговаривала с ним вскоре после его сдачи. Этот человек долго не мог прийти в себя, — сказала в интервью "АиФ" бывшая "первая леди" Филиппин Имельда Маркос. — Онода пережил страшный шок. Когда ему сказали, что война завершилась в 1945 году, у него просто потемнело в глазах. "Как Япония могла проиграть? Зачем я ухаживал за своей винтовкой, как за маленьким ребенком? За что погибли мои люди?" — спрашивал он меня, и я не знала, что ему ответить. Он просто сидел и плакал навзрыд.


Collapse )


Сон–прозрение. Чечня.

Мой давний жж-френд написал про свое отношение к войне в Чечне. А вообще у него есть что почитать эзотерически настроенным гражданам, рекомендую.
ЗЫ Мое отношение к Чечне и прочим военным действиям примерно такое уже давно... Я вот и речь Каддафи как-то выкладывала..

Оригинал взят у val000 в Сон–прозрение. Чечня.
«Однажды на лекции по истории и традиции ВВС США преподаватель написал на доске большими буквами - УБИЙЦЫ. Он обернулся, посмотрел на нас очень серьезно и сказал: "Да, это вы". … Он предупредил, что нас будут использовать для убийств, зная, что мы любим летать» (Ричард Бах)
Я давно живу в США, но продолжаю интересоваться событиями на той территории, которая когда-то была Союзом Советских Социалистических Республик - моей Родиной. Изначально моё отношение к чеченским событиям было довольно однозначным: непорядочные люди хотят оторвать себе от страны кусок пожирнее. У меня такое отношение было к событиям во всех бывших советских республиках, за исключением прибалтийских. Там народ не смирился с зависимостью, и его не нужно было подбивать на отсоединение. В других же республиках после перестройки как обычно в трудные для страны времена нашлись люди, играющие на национальных чувствах и готовые на любые страдания своего народа, чтобы добраться до кормушки. Бедный народ. По моему мнению, в любой войне большинство людей по обе стороны фронта - настоящие герои, умирающие за высокие идеалы, внушённые им бессовестными политиками. Тоже происходило и в Чечне. Разница была в том, что на стороне Чечни воевала смесь героев, наёмников и бандитов, а на стороне федералов первое время - только солдаты-срочники, мальчики-герои – заложники понятий о долге перед Родиной и мужской чести. Бандиты в стане федералов были отдалены от воюющих: они отдавали приказы из Москвы. По этой причине в боевых действиях я был полностью на стороне России до одного случая.

Грозный тогда уже лежал в развалинах. На фотографиях он выглядел хуже, чем Сталинград в 1943. Эта дикость не давала покоя. Как–то сидя с гостями за праздничным столом, я узнал, что брат одной из присутствующих дам - лётчик, бомбивший Грозный. Я спросил её, как он спит после всего этого. На меня набросились со всех сторон, уверяя, что я давно живу вдалеке от России и не понимаю, что там происходит. Что были взорваны дома в Москве, что ничего другого не оставалось, но я всё равно отказывался понимать мужчину, который, находясь практически в полной безопасности, сбрасывает бомбы на головы женщин и детей. Гибель при этом нескольких матёрых бандитов никак его не извиняла. Прошло несколько недель. Разговор забылся. Подобно хирургу я ждал, что ещё немного и кровавая работа приведёт к желанному выздоровлению страны. Я по прежнему следил за событиями в Чечне с ощущением занозы в сердце, но всегда был на стороне «наших». И вот мне снится яркий цветной сон: я нахожусь в церкви непонятной конфессии. Солнце пробивается сквозь красивые, но частично разбитые витражи над входом. Я огляделся: внутри было полно чеченских беженцев – женщин и детей. Вдруг я заметил, что рядом со мной сидят вооружённые чеченские мужчины. Я пытался судорожно вспомнить, как я туда попал; подумал, что это ведь наверно сон; вдруг осознал, что меня сейчас могут убить просто за то, что я христианин. Страх сковал меня, но тут один из чеченцев повернулся ко мне и сказал: «Ты не бойся, мы ничего тебе не сделаем. Мы просто хотим, чтоб ты посмотрел, как это страшно». Его слова вызвали у меня недоумение: он скорее успокаивал меня, чем пугал. И тут я услышал вой самолётов и увидел сквозь дыры в цветных витражах пару русских штурмовиков. Люди заволновались, но пронеслась мысль, что христианскую церковь бомбить не станут. В этот момент один из самолётов отклонился и начал с жутким воем пикировать прямо на нас. Вы даже не можете представить, что такое дикий ужас. Это было не кино, это было более чем реальность. Я видел каждую заклёпку на фюзеляже. Я ощутил дыхание самой смерти, и осознание невозвратности того, что сейчас произойдёт, буквально сковало меня.

С тех пор я перестал делить воюющих на своих и чужих. Война – противоестественна: хорошие люди во имя добра и справедливости убивают друг друга по наущению горстки бездушных манипуляторов с якобы «государственным мышлением». Но какими высокими идеями можно оправдать убийство мирных жителей, а тем более стариков и детей?

Прошло около года. Сон не забывался. Как-то в одну из суббот мы как обычно всей семьёй отправились играть в теннис рядом с ближайшим стадионом. Начинался футбольный матч, и теннисные корты были пусты, хотя автомобильные паркинги были забиты «под завязку». Как принято в Техасе, перед началом встречи на стадионе заиграла музыка, в воздухе замелькали змеи фейерверка, но был еще какой-то знакомый, особенный гул. От воспоминания спина моя начала холодеть. Рядом с городом находилась военная авиационная база, и в этот вечер лётчики решили развлечь зрителей по-своему. Что они показывали над стадионом, мы не видели. Мы увидели самолёт, когда бежать уже было поздно. Сначала начала трястись земля, потом из-за верхушек деревьев показался громадный американский штурмовой самолет. Он полз чуть выше самых больших деревьев прямо над нами со скоростью пешехода и, как мне показалось, завис всего метрах в 15 от нас над паркингом. Опять я мог видеть каждую заклёпку на летающем монстре. Я никогда не видел таких огромных самолётов-убийц так близко. Он излучал такую мощь, что у всех машин начали визжать противоугонные сигнализации. Самолёт медленно развернулся на 180 градусов, взревел и унёсся в сторону стадиона. Всё как в спектакле.

Ещё раз я вспомнил тот «чеченский сон» в жуткий день 11 сентября 2001 года, но уже по другому поводу. Помните фильм «Дом, который построил Свифт»? Там есть песня бездушных зрителей, следящих за тем, как на сцене герои убивают друг друга. В припеве есть строчка: «Посмотрим, как герои умеют умирать». В ночь перед терактом я почти не спал. Часов с трёх эти слова преследовали меня: кусочек песни повторялся в моей голове без значительных перерывов. Часам к шести я даже пожаловался жене, что фраза засела в мозгу и не даёт мне спать. Утром обсудили – посмеялись. Пришёл на работу, и тут начали разворачиваться те самые события. Всё время мне хотелось проснуться и узнать, что ничего не было, что все живы, но «спектакль» продолжался…

(Следующий), (Дефрагментация памяти), (Содержание)

(no subject)

граждане, сегодня в 22.00 по мск расставляем. будет, имхо, интересно. потому что мужчина, и военный. расстановка про СМЫСЛ ЖИЗНИ.
очень хорошо бы заместителей мужчин.
мы в чатах пишем, наушники-микрофоны-камеры не нужны.
а, и еще. мы в расстановках сразу все на "ты". будьте к этому готовы)
и если пишите мне в скайпе, то мне тоже проще, сразу на "ты"..

И Бродский о Каппадокии...

сегодня что-то поэтический день:) вот готовлю анонс своего декабрьского тренинга в Турции, и обнаружила стихотворение Иосифа Бродского, с названием "Каппадокия". я очень люблю Бродского, и тут вдруг он - и про Каппадокию. удивилась и.. прослезилась
Collapse )