Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

Простым языком о том, кто такой Руми
)

Персидский поэт завоевывает Америку

Автор: Стив Холгейт
Перевод с английского: Мария Кириллова

Он самый популярный поэт в США. Всего десятилетие назад его едва знали, а сегодня по всей стране во многих университетских городках проводятся занятия по его работам. В разделах о культуре местных газет даются объявления о лекциях и открытых чтениях его работ практически в каждом крупном городе Америки. И, возможно, самым значительным признаком его известности стал тот факт, что группа актеров кино и певцов сделали запись его поэм.

Создали ли США другого такого же известного поэта как Уолт Уитмэн, который бы спел песню Америки? Еще одного Роберта Фроста, сурового представителя Новой Англии, который бы взывал к полуосознаваемым стремлениям нашей души?

На самом деле, этот поэт совсем не американец. У американцев также нет надежды увидеть его в местном лекционном зале или в дискусионном кружке по телевизору. Он жил 700 лет назад. И если в США он стал известен довольно недавно, то иранцы держат его в своем коллективном сердце уже на протяжении многих столетий. Он – Джелаладдин Руми из Балха, более известный в США просто как Руми.

Некоторые источники говорят, что за последние 10 лет Руми стал самым продаваемым поэтом в США. Поиск его имени в Интернете выдает результат в более 800 000 цитатах. По всей стране в университетских городках и книжных магазинах появились календари, кружки и даже футболки с Руми.

Однако, несмотря на эти типичные признаки звезды поп-культуры, было бы неверно обесценить успех Руми в США или думать, что его слова, которые хотя и основаны на исламской традиции, не взывают к потребностям и проблемам многих американцев.

Филлис Тикл, редактор американского журнала Publisher’s Weekly, говорит, что популярность Руми в США «обусловлена нашим огромным духовным голодом». Коулмэн Баркс, поэт из штата Теннесси, чьи переводы Руми стали основным фактором, способствовавшим популярности этого поэта в США, высказывает аналогичную мысль. Он говорит, что религиозно восторженная поэзия Руми созвучна многим американцам, которые ищут именно это качество. Поэтический вопрос Руми «Откуда я произошел? И что я должен делать?» близок огромному количеству американцев с обостренным чувством духовности.

С момента террористических атак 11 сентября многие комментаторы также сделали акцент на том, что Руми стал важным мостом между американцами и исламом.

Самый большой вклад в увеличение известности Руми среди американцев внес его основной переводчик. Джеймс Фэдиман, американский ученый, говорит: «Секрет популярности Руми в США – это Коулмэн Баркс». Выпуск книги Баркса «Основные произведения Руми» (The Essential Rumi) более чем какое-либо другое событие способствовал увеличению интереса американских читателей этим великим персидским поэтом.

В недавнем интервью Баркс рассказал, что его задача по переводу работ Руми началась очень неожиданным образом. Он говорит, что никогда о нем не слышал до тех пор, пока знаменитый американский писатель Роберт Блай не вручил ему том с поэзией Руми в 1976 году в тяжелом академическом переводе того времени и не сказал Барксу: «Эти стихи должны быть освобождены из своей клетки».
Баркс, живущий в городе Афины, штат Джорджия, вскоре принялся за работу. Он говорит: «При переводе на современный английский язык я использовал вольный стих, так как считаю, что эта форма наша наиболее сильная традиция». Несмотря на этот нетрадиционный стиль перевода, он говорит, что очень старается сохранить истинность образов Руми и, как он надеется, его дух. Он добавляет: «Там такая насыщенная музыкальность! Но я никак не могу ее передать. Я слушаю ритм, который идет изнутри (стихов) и стараюсь следовать ему, выпустить его и позволить ему петь».
В течение семи лет Баркс работал над своими переводами, особо не задумываясь об их публикации. В конечно итоге, он отправил свою работу в американское издательство HarperCollins, которое опубликовало первый том Руми. Неожиданный успех этого сборника привел к необычайно популярному выпуску «Основных произведений Руми» и некоторых других недавних книг Баркса. В совокупности продажи этих книг составили более 500 000 экземпляров, а это огромный успех для поэта.

Поэт и бывший преподаватель литературы Баркс полон энтузиазма и изумления, когда он говорит о работах великого поэта тринадцатого века. «Это поэзия, написанная иной частью человеческой души, не личностью, а чем-то трансцендентным, что стоит за ней», - говорит он. «У него богословие смеха», - говорит Баркс, цитируя суфийскую традицию Руми и добавляя, что, по мнению Руми: «Бог, возможно, - это импульс к смеху… Просто быть в теле и чувствовать – это великое удовольствие», и что «он говорил о сути религиозного импульса, который заключается в том, чтобы восхвалять Бога и, возможно, смеяться».

Баркс не потерял и потенциал работ Руми в создании мостов между американцами и мусульманами. «Американцы слепы ко многим вещам в исламском мире. И одна из них – Руми. Мы не понимаем полностью всю красоту Руми». Через свои переводы он надеется облегчить это понимание, «стать пустым дверным проемом», через который сможет войти поэзия Руми, «подчиниться», понимая, что это желание подчиниться составляет самую суть ислама.

Это любопытство и радость, желание чувствовать и понимать типичны как для Руми, так и для Коулмэна Баркса, и сейчас эти чувства притягивают друг к другу двух несопоставимых людей с одинаковыми духовными устремлениями.

Книги А. Гиршона

Я за эти дни много написала про аутентичное движение, про осознанное движение, про лабораторию аутентичного движения, про dance walking и так далее и тому подобное

И вот у этих всех движений есть зерно, без которого этих движений точно не было бы (ну или были бы, но не такие)

Мастодонт русскоязычного АД и прочего – Александр Гиршон girshon.
И у него есть две книги, которые можно приобрести и прочесть. Одна прямо про аутентичное движение, называется «Истории, рассказанные телом».
Вторая – «Маленькая книга про тень», я еще не читала, но уже рекомендую))

Как добыть книги – читайте по ссылке.

http://girshon.ru/gde-vzyat-moi-knigi/

(no subject)

Старый баян, но очень смешной))

Путь бобра
Недавно снимала бобров. По сюжету бобер должен был пробежать по кадру, взять в лапы книгу, начать листать и изображать чтение. Мы сразу сказали заказчику, что очень постараемся найти читающих бобров, но скорее всего, их не так много. Я люблю свою работу за то, что всегда сталкиваешься с чем-то новым. Нельзя сразу говорить заказчику нет, потому что мы профессионалы. Поэтому мы сказали, что обязательно поищем и начали искать. По зоопаркам, театрам зверей, дрессировщикам. И все нам говорили: «Вы в своем уме? Бобры не поддаются дрессировке. И даже если поддаются, то нужны месяцы, чтобы заставить читать». А у нас съемка через неделю, но мы все равно искали. И вот к концу третьего дня в дверях офиса появляется торжественный администратор, насквозь пропахший ветром и бобрами, который говорит, что есть один частный бобрятник в Подмосковье, который он нашел, и даже снял там небольшое видео. На этом видео бобер по команде «Начали! » вбегал в кадр, брал в лапы книгу и начинал ее листать. Оказывается, в этом бобрятнике иногда проводят небольшие представления для детей и там как раз есть такой концертный номер. Мы страшно обрадовались и выслали видео заказчику. Нас переполняли то радость, то волнение, то гордость. Приходит ответ: «Нет. Это какой-то темный бобер. И у него странный хвост. Нужно поискать более светлого бобра и более крупного. Напоминаем, что съемки скоро и просим поторопиться. За три дня от вас пришел только один бобер, мы рассчитывали на варианты». Как известно, от бобра бобра не ищут. Продюсер сел писать ответ, но все время стирал первую строчку, потому что каждый раз начинал с вопроса: «Вы о#уели? » Нельзя сразу начинать письмо так, потому что мы профессионалы. Поэтому мы сказали, что обязательно поищем и начали искать. Звоним в бобрятник и уточняем наличие более светлых читающих бобров с красивыми хвостами (желательно покрупнее). Нам говорят: «Вы о#уели? » Не потому что они непрофессионалы, а просто нормальные люди. Иногда, когда происходит встреча с заказчиком, хочется включить на телефоне режим видео и сказать: «Не обращайте, не обращайте внимания, продолжайте, пожалуйста». Выложить это на ютуб и собрать сто миллионов просмотров за минуту. Когда стало понятно, что во всем мире есть только один читающий бобер (да и тот, к сожалению, темноват, мелковат и хвост не такой), то начался следующий этап контактной шизофрении: «А давайте покрасим бобра! » И заказчик начинает натурально высылать варианты цветов красок для волос, которые обычно представлены в человеческих парикмахерских. Цвета назывались так, чтобы привлекать тетек: молодая японская вишня и сочный шатен. В моей жизни было уже такое, когда заказчику не нравились черные пятна на белой собаке. Вызывали художника по гриму, который рисовал трафарет (! ) и, прикладывая к собаке, наносил пятна нужной формы (форму пятен утверждали неделю). Сделать из бобра сочного шатена, конечно, можно. Не сложно вообразить себе бобра цвета молодой японской вишни. Но совершенно невозможно представить на#уя. Иногда совершенно не остается сил ни на что. И хочется сказать: «Извините, вы не могли бы вложить свою шею мне в руку и начать ее резко непомерно раздувать, чтобы я могла вас задушить, а то совершенно не осталось сил, чтобы даже вас убить». Отбившись от покраски бобра, мы немного еще поспорили о том, чтобы привязывать ему другой хвост. И переубедили кормить бобра до отвала, чтобы он стал жирнее и крупнее, потому что все равно остался день до съемок, он не успеет располнеть. В конце концов, если в вас не осталось ничего человеческого, можно набить бобра сеном, но он тогда не будет читать и бегать.
На съемках все ждали, что возникнет комментарий о том, что бобер должен читать вслух. И лучше с выражением.
И, кстати, что он должен читать?

(no subject)

Руми:
Придется ль мне до той поры дожить,
Когда без притч смогу я говорить?
Сорву ль непонимания печать,
Чтоб истину открыто возглашать?
Волною моря пена рождена,
И пеной прикрывается волна.
Так истина, как моря глубина,
Под пеной притч порою не видна.
Вот вижу я, что занимает вас
Теперь одно - чем кончится рассказ,
Что вас он привлекает, как детей
Торгаш с лотком орехов и сластей.
Итак, мой друг, продолжим-и добро,
Коль отличишь от скорлупы ядро!

Речь Кустурицы на открытии Белградской книжной выставки

Я точно не читатель. Я очень мало читаю. И я гораздо больше пишу.
И, тем не менее, подписываюсь под Кустурицей
Быть грамотным в прошлом веке означало – быть уважаемым! Это немало… а зачастую значило еще больше! Вспомним слова Габриэля Гарсиа Маркеса, что он писал только для того, чтобы быть любимым!
Где бы ни появлялся грамотный человек, он всегда был в центре внимания. В школе, в кино, на улице, в театре, на остановке трамвая, в цыганском квартале. И речь здесь не о грамматической грамотности, и не о призраке, создаваемом современными автодидактами, вершащими информационную революцию.
Когда кого-либо в прошлом веке называли грамотным или грамотной, этим громко выражали уважение к человеку, над которым витало облако, покрывающее его голову, как великую тайну, а еще за этим стояла не меньшая по размерам совокупность его человеческих достоинств. Грамотный человек не был совершенным, это и не являлось его целью. Он утешал себя английской пословицей «nobody is perfect» – «никто не совершенен», а вершинным его воплощением стал аргентинский писатель Хорсе Луис Борхес.
Грамотный человек исчез, заваленный мусором информационной революции… Грамотный человек не был злым, коррумпированным и не соглашался с идеей о том, что Бога нет. В крайнем случае, наибольшее, на что бы он согласился, – это идея Юнга, что глупее тех, кто утверждает, что Бог есть, могут быть только те, кто его отрицает! Грамотный человек стремился к истине, к доброму и возвышенному. Он ни в чем не был похож на антигероя, ставшего олицетворением времени, в котором мы живем. Он никогда полностью не принадлежал реальному миру, хотя мы пожимали ему руку. Он скорее напоминал образ из некой книги, который неожиданно шагнул с ее страниц и встал перед нами, как и сама истина, что без запомнившихся картин и целых глав книг не существует грамотного человека!
Грамотный человек был полон достоинств. Он был необузданным, страстным, как Оскар Уайльд, а еще он мог словом, как саблей, отсечь безвкусицу от того, что имеет вкус, показать нам путь, то, как следует мыслить. Все это противоположно антигерою нашего времени, так называемому «человеку-селфи», самовлюбленному, не верящему в историю, принимающему корпорационный капитализм как судьбу и усердно трудящемуся над тем, чтобы доказать, что его сосед или весь народ гроша ломаного не стоит. Этот антигерой снимает селфи своим айфоном и с большим волнением следит за развитием малейшей морщинки на лице…
Этические и моральные нормы, начертанные историей, мы постигали не только в испуге от угроз родителей. Тайные механизмы в еще только начинающихся духовных процессах открывал нам грамотный человек. Мы научились этому от студента Раскольникова, а когда нам было неясно, почему он хотел убить старуху-процентщицу, мы погружались в страницы его страданий, воспринимая его дилеммы как свои собственные, и учились от него тому, какие искушения и какие невзгоды ожидают нас, понимая это лучше, чем если бы прожили две жизни.
Как же пуста молодость того, кто не открыл для себя Антона Павловича Чехова?! До ушей его героя ветер донес слова «Я люблю Вас», хотя мы и не уверены, сказал ли эти важные слова тот, кто был влюблен… просто слово, несомое ветром, стало символом любви. Что бы произошло с нами, если бы нашу душу не наполнили слова Толстого, в которых свет пронизывал даже самую мелкую деталь! Мы знали, какой был цвет пуговиц на мундире Вронского, а образ Анны Карениной был ярче самой эффектной актрисы на кинопленке. Все было так, когда он вел нас по страницам книги, которые согревали нас благородством, а после этого заполняли волнами неистовых человеческих чувств, и уже под сенью главных слов развивались переплеты, сильные и современные. Если бы не было Булгакова, как бы еще мы почувствовали абсурд и парадокс? Мало времени, чтобы перечислить всех писателей, которые если и не равноценны, то все важны, ведь без них грамотный человек не смог бы сформироваться. То, что не все потеряно, – а никогда не бывает все потеряно – подтверждают для нас те явления, которые, как одинокие флаги в пустыне, машут нам, подтверждая, что ведь есть грамотные люди, просто их удалили из нашего поля зрения! Они зажаты между тысячами изобретений информатики, you tube, реалити шоу, и при этом определяемы политкорректностью новейшей версии автоцензуры. Автор этих строк верит, что таких флагов больше, чем мы думаем, что мы иногда здороваемся с ними, не подозревая, с кем имеем дело.
Никогда еще не было столько книг, никогда еще для человека не являлось доступным такое огромное количество написанных страниц и никогда еще не было меньше грамотных людей.
Сегодня кто только ни пишет, а мало кто читает. На этой почве и вырос тот другой человек, которого мы назвали «селфи» и который, подобно подсунутой нам вульгарной девице в кабаке, предстал нашему взору. Он путает наши мысли, он нам мешает, но он не уберется, пока не случится мощный катарсис.
«Человек-селфи» вырос на свалке перепутанных понятий, на идее, что доступность информации есть то же самое, что и образование, во времена метастаз правящей идеологии денег и корыстолюбия, где единственно важной является та самая с беспокойством наблюдаемая морщина на лице. Сначала этот «селфи» перепутал реальность с реализмом, который Достоевский в конце прошлого века назвал более фантастическим, чем все остальные направления в литературе… Я спрашиваю себя: а чем же измеряется эта реальность и с чем сопоставляется, если не с упомянутыми главами книг, которые мы помним. Если человек не способен сравнить существующий мир с несуществующим, если он не умеет создать собственную картину мира – а сделать это может только грамотный человек – в таком случае этот другой живет жизнью, в которой и не нужны камеры, чтобы все превратилось в реалити-шоу – выражение, венчающее неоязыческую цивилизацию, цель которой – доказать, что мы негодяи, проходимцы и воры и что нас надо постоянно наказывать.
Быть грамотным – это формула, открывающая врата тайн, которые мы можем постичь, врата благодати, к которой человек может прикоснуться уже во время своего короткого пребывания на Земле. Если человек грамотен, он может быть счастлив! Если он не обладает подлинной грамотностью, как он может понять Джонатана Фрайзена – американского писателя, который возвратил мировой роман на уровень Толстого, или понять философию Владимира Кецмановича.
Я открываю ярмарку, всегда привлекавшую меня как место, где человек легко мог обмануться и подумать из-за огромного количества людей, что начинается ярмарка автомобилей, а не книг, место, где между рядами иногда течет река людей, бегущих из реальной жизни к множеству книг, подобно тому, как верующий стремится к Богу! Не менее важной является и мысль о том, что здесь время от времени воскресает тот самый грамотный человек, о котором я говорил, что он свободно шагает здесь, возвращая картины прошлого века, и именно здесь, если не в другом месте, его славят и замечают так, как раньше, когда он был в центре внимания в городе, и что его увидит ребенок, в жизни которого, когда он вырастет, в будущем все будет по-другому, все будет лучше!
Перевод: Светлана Голяк
http://jugoslovo.com/archives/8112

Отзыв после семинара Марии Гусевой в Сыктывкаре

Оригинал взят у diibragimova в Отзыв после семинара Марии Гусевой в Сыктывкаре
Перебираю в памяти семинар с Марией Гусевой, автором методики Рождение звезды. Как много нюансов упражнений я увидела:

1. В базовом положении верхнего мира - положение рук - ближе друк другу и чуть ниже, чем я делала, именно чтобы предплечья были параллельны полу. И, наконец-то, я нащупала эти точки около позвоночника, где должны быть запястья. Прочувствовала в течение месяца, практиковала новое положение рук и ощущения в теле - новые.

2. Средний мир - С3 Мария аккуратно мягко провела по позвоночнику - "можешь еще прогнуться" - стало яснее для меня куда направлять внимание в этом упражнении, оно для меня сложно ибо скалиоз, но я все больше чувствую, как этот недуг выправляется с практикой. И это здорово. С4 - открылось, если отследить и отстроить базовое Среднего мира четко, то и баланс в этом упражнении дается легко.

3. Я все больше чувствую свое тело целостным, все связано, все подчинено единому внутреннему СВОЕМУ ритму. Элемент завязь выполняя, как будто электрический ток в мышцах спины - это очень приятное телу ощущение удивительно, ведь практика выполняется на расслаблении.

4. Нижний мир - Н5 - плечо вниз локоть тянуть также как и в верхнем мире, мы не видим себя со стороны, и я осознала именно на это нужно акцентировать мне здесь. Н7,Н8 - положение ноги, все-таки я ее сильно сгибала, она ближе к прямой в этих упражнениях, и сразу ощущение в них меняется. Баланс совершенно другой тогда. Такие открытия.

5. Книга. Это собранный в одном месте, синтезированный и обобщенный опыт - накопленный за время существования терапевтического форума, созданного Марией Гусевой. Это очень полезный материал для девушек, серьезно практикующих женскую гимнастику. И для меня некоторые моменты - которые уже читаны в группе по гимнастике, в книге как будто встроились в систему и что-то щелкнуло: Я знаю об этой практике целостно. Спасибо огромное Маша и Инструктора за Ваш труд. Хотя есть всегда к чему стремиться, и гимнастика очень многогранна - книга Марии Гусевой - каркас знания о гимнастике, огромный скачок в развитии для этой относительно новой практики.

И за этот год три семинара я посетила (организовала))) в Сыктывкаре - и все были полезны для меня по-своему, гимнастика плавно раскрывается и дальше. Практика интересна, уникальна, удивляет новыми нюансами. И я хочу все больше и больше женщин привлечь к ней, как к инструменту самоисцеляющему и гармонизирующему тело, а через тело и душу.



Сладко спать)

Сон

Сон это почти также прекрасно как еда, только бесплатно (С)
Недавно увидела картинку с такой надписью где-то в сети. И очень согласна)). Сон – это прекрасно!
Хочу про сон как раз и написать. Про целительную силу сна.

Недавно на семинаре девушка задала вопрос про позу, которую она выбирает для чтения. И там было как-то, на мой взгляд, замудренно, и я спросила: а почему нельзя просто лежа почитать? И она ответила, что тогда она засыпает. И я ответила, что это же прекрасно! Поспать – это же великолепно! Вот честно, спросите меня, что я выберу: почитать или поспать, когда у меня есть свободное время? Я точно выберу поспать)))) При условии, конечно, что я хочу спать. А так как я часто сплю меньше положенного, то… Ну вы догадались, книг я не читаю тоже)

Я ж не против книг, поймите меня правильно)). Я - за сон. За то, чтобы человек высыпался. В моем представлении, сон это залог здоровья. И первый фактор который надо менять, если в организме непорядки – это сон. Сна должно быть достаточно, и лучше, чтобы сон был в комфортных условиях)).

Если я чувствую любое недомогание, и у меня есть возможность лечь – я ложусь. И то и другое, впрочем, в моей конкретной жизни случается редко.

Если я возвращаюсь из поездок, я сначала сплю. Сутки-двое-трое. Но я сплю. Я восполняю ресурсы организма, прежде, чем перейти к новым делам. В поездках я тоже стараюсь со сном не играть в игры, и отсыпаться по возможности.

Когда я приезжаю в места силы или к людям силы, я – ну вы поняли, тоже сплю)). Я никогда не забуду как я проспала два дня подряд, когда впервые приехала к шейху. То есть я приехала первый раз в дергу, все такое неизвестное, много взрослых людей вокруг, все суфии, какие-то мероприятия. Ну вот если ответственные мероприятия я еще как-то на ногах выстаивала, то, когда мы вернулись домой, с большой группой суфиев и Али, который должен был играть на ней (суфийская флейта), то я … ушла спать. Али играл во дворе, недалеко от моих окон. Все слушали, а я.. я тоже слушала, только сквозь сон)). И с тех пор, каждый раз, когда я приезжаю в дергу, я сначала отсыпаюсь. И шейх (предводитель суфийской общины) говорит, что у него в дерге (общине) все спят хорошо, потому что она стоит в каком-то особом месте, где дует какой-то особый свежий ветер, и вот поэтому все спят. Но я-то знаю, почему все спят)).

На всех Алтаях, Байкалах и т.п. я тоже первые пару дней сплю. По ночам, конечно, само собой, но непременно еще и пару часиков днем)).

Теперь у вас создастся впечатление, что я все время сплю? Не верьте ему))). Я не сплю все время, но я сплю столько, сколько нужно моему организму. И при наличии возможности, конечно. Бывают периоды и довольно длительные, когда мне не удается спать в меру, и я не высыпаюсь. Организм тогда группируется, и через какое-то время уже не просит, просто трудится)). Но мой организм меня знает, он знает, что когда будет возможность, я отосплюсь)))

Я к чему. Не пренебрегайте сном. «Отоспимся на том свете» - эта поговорка для тех, кто на тот свет торопится, мне так кажется. Если отсыпаться необходимое время на этом свете, то жить можно дольше и качественнее, я в этом уверена. Хотя не настаиваю).

Не даром, многие гимнастки пишут, что у них улучшается качество сна на фоне гимнастики.

Всем здоровья!

PS На фото я как раз сплю в машине, по пути из Алматы на Иссык-Куль (в 2012). Пользуясь, случаем, так сказать)

О чем говорил Руми?

Оригинал взят у li_ri_ka в О чем говорил Руми?
Автор: Мохамед Гилан
Оригинал: http://m.aljazeera.com/story/201441816134209701
Перевод с английского: Мария Кириллова


В большой степени суфийская поэзия была неправильно истолкована современной поп-культурой.

Сожалею, что мне приходится разбивать существующие представления, но когда вы читаете поэзию Джелаладдина Руми или другого суфийского поэта, то слово «вино» не имеет своего буквального значения, а «Лейла» не означает женщину. Достаточно тяжело видеть, как работы такого великого суфия как Руми сводятся к описанию пьяных мужчин, восхваляющих своих любимых или неспособных справится с потерей бывших возлюбленных. А это именно то неверное толкование, которое дала современная поп-культура суфийской поэзии о любви.

Причина, по которой мы так любим поэзию, заключается в том, что это то место, где мы позволяем нашему воображению парить. Лучшими поэтами являются те, с которыми в определенной степени ассоциирует себя большинство людей. Стихи, говорящие об универсальных понятиях, обладают гибкостью применения в различных контекстах, тем самым создавая место покоя и утешения для читателей. Однако подобное применение может привести к искажению, когда поэт и контекст, в котором он или она писали, подвергаются манипуляции с целью соответствия чьим-то представлениям. Например, стихи Руми можно обобщить одной строкой, которая была прописана еще в доисламской поэзии: «Воистину, все, что не относится к Богу, ложно». Но сегодня кажется, что стихи Руми цитируются в контексте: «Воистину, все, что не относится к моей девушке или парню, включая Бога, ложно».

Злоупотребление суфийской поэзией достаточно симптоматично для современной культурной смеси материализма и «самодуховности». Основная идея, которая лежит в основе движения Нью Эйдж, - это переживание «Себя», так как это способ переживания внутреннего «Бога» или «Богини». Как отмечает Питер Пелс в своей статье 1998 года «Религия, консьюмеризм и современный Нью Эйдж», акцент движения Нью Эйдж на «самодуховности» уходит корнями в оккультизм конца XIX - начала XX веков.

Это форма вероисповедания, лишенная традиции. Она поглощает религиозность и призывает человека полагаться на «внутренние голоса», что в свою очередь приводит к отрицанию внешних авторитетов. Внутреннее Я ставится выше всего, что находится вне его. По этой причине достаточно иронично то, что религиозный символизм суфизма, который использовался для изображения отказа от своей личности в присутствии Божественного, теперь используется для выражения возвышения себя в присутствии других.

Через поклонение своему внутреннему Я движение Нью Эйдж привело к возникновению такой формы неоязычества, которая выживает посредством использования и присвоения себе религиозного символизма. С учетом индивидуального характера процесса использования, наивысшие значения религиозных символов заменяются относительными переживаниями самопоклонения, что, по иронии судьбы, делает эти символы, в конечно итоге, бессмысленными.

Более того, с учетом развития движения Нью Эйдж в массовой культуре параллельно с массовой религией можно ожидать, что широкое распространение неправильно истолкованных религиозных символов окажет влияние на верующих. В связи с тем, что религиозные символы, вырываются из контекста, для которого они были созданы, они начинают терять свое значение для верующих, незаметно лишая священное его святости и передавая ее мирским понятиям.

Неверное толкование суфийской поэзии, похоже, является результатом незнания того, как cуфии создавали свои символы. Например, опьянение вином означает утрату ощущения своего рационального Я в море Божественной любви. Таверна – это переживания полноты и наполненности в связи с окружающим тебя Божественным присутствием. Лейла – арабское женское имя, которое лингвистически связано с названием самой темной ночи месяца. И в суфийской поэзии она означает скрытую область, которая лежит за внешней стороной этого мира.

Строка из суфийского стиха, в которой говорится об опьянении от одного глотка вина, поданного в таверне до появления обнаженной Лейлы, не означает опьянение и потерю сознания от любви к женщине перед удовлетворением с ней своих плотских желаний.

Широкое использование метафор и других литературных приемов в суфийской поэзии всегда выделяло мусульманских теологов с самого начала их появления. Некоторые из их высказываний, понятые буквально, напрямую противоречат фундаментальным верованиям и практикам ислама. Такая поляризация осложняется и суфийским символизмом, который неизменно приводит к неверному толкованию теми людьми, которые с ним не знакомы.

«Вино», «таверна» и «Лейла» относятся к часто повторяющимся символам, которые в массовой культуре изначально понимаются буквально вместо их восприятия в качестве метафор. Однако, как предупреждали многие суфийские поэты и святые, при обозначении прямых смыслов их поэзия начинается на метафоричном уровне, и не означает того, что приходит в голову в первую очередь; и все эти значения вращаются вокруг Божественного. Интересен тот факт, что из страха неправильного толкования своих символов некоторые суфийские поэты советовали читать их работы только под руководством учителя.

Часто в высказываниях суфийской традиции можно встретить такие фразы: «Мы – люди метафор, а не буквализма» и «Для нас метафоры то же самое, что буквализм для других». По этой причине Аль-Газали (ок. 1056 – 1111 гг.) сказал, что никто не может безошибочно передать сути того, о чем говорят суфии. Он также сказал: «Знайте, что чудеса сердца находятся за пределами опыта восприятия».
В связи с этим тем, кто хочет обрести лучшее понимание того, о чем говорили Руми и другие суфийские поэты, необходимо отринуть свои материальные и мирские представления и поместить эту поэзию в ее собственный метафизический контекст.
В культуре материализма и иллюзорности зрительного восприятия работы Руми и других суфийских поэтов предназначены указать на существование нечто большего, чем то, что мы можем воспринять нашими органами чувств. Их поэзия не говорила об эскапизме посредством опьянения или потери самосознания ради другого материального объекта. Скорее, их послание служило напоминанием о бесформенной сущности, через которую возникают все формы.

Когда Руми пишет о любви влюбленных, он имеет в виду не только любовь, которую они испытывают друг к другу, но и любовь, которую они разделяют к Высшей сущности, которая превышает их самих. Это объединяет влюбленных, так как они испытывают общее желание выйти за пределы ощущения собственного Я и самопоклонения. Если это не учитывается, вся глубина слов Руми остается нереализованной в той степени, в которой она была задумана. А мы рискуем полностью потерять вложенный в эти слова смысл.

Руми о Женщине

О женщине Руми говорил так:
«Женщина не только любимая. Не только создание, но и творец. Много ли людей в состоянии понять творца? Много ли мужчин понимает женщину? Привыкших к темноте свет Солнца ослепляет. Не оттого ли факихи , зарывшись, как черви, в свои книги, велят закрывать лицо женщинам, запирать их в гаремах, не внимать их речам и даже имени их не высекать на камне надгробном, что им, привыкшим к тьме ученого невежества, непереносим ослепительный свет женского сердца? Ссылаются при этом на стих Корана: «Мужья стоят над женами». Но повторять чужие слова – не значит понимать их смысл. Во времена пророка Мухаммада женщины не закрывали лица, и сколько их прославилось делом и словом! Мужами не родятся, ими становятся. В мужестве и зрелости множество женщин выше мужчин».

"Пророк, покоривший своим словом целый мир,
умолял жену: "Поговори со мною, о Айша".
Пророк говорил, что женщины покоряют мудрых мужчин, обладающих сердцами,
но тупые мужланы держат женщин в кандалах животной жестокости.
Последние не имеют ни доброты, ни благородства, ни любви,
поскольку ими самими правят лишь животные инстинкты.
Любовь и доброта - человеческие качества, а гнев и похоть - животные.
Женщина не только "сладость" для мужчины, она - свет Божий!"
— Meснави (1, 2434 - 2435)